• reisende4art

Пушкин рядом

Пост обновлен июнь 6

1799 год, 26 мая (6 июня нового стиля). «Во дворе коллежского регистратора Ивана Васильевича Скворцова, у жильца его майора Сергея Львовича Пушкина родился сын Александр». Выписка из метрической книги церкви Богоявления в Елохове в Москве.

В небогатом доме на Немецкой улице раздался первый крик Александра Пушкина (дом, увы, не сохранился до наших дней).

Для меня Елоховский собор имеет большое значение. Несмотря на то, что я родилась

в другой стране, но крестили меня здесь, в этом храме. Бабушка моя жила неподалеку, в доме на пересечении улиц Нижняя Красносельская и Ольховская. Я училась в школе напротив храма. С бабушкой мы ходили к площади Разгуляй. Родители, тети и дядя, катали меня и двоюродного брата на санках в сквере около этого храма. И, пожалуй,

не было поблизости такого места, улицы, где бы мы ни гуляли. И конечно, в детстве, бабушка читала мне чудесные сказки Пушкина.

Зная, что здесь где-то неподалеку родился Пушкин, я всю жизнь чувствую какую-то трепетность в душе, когда читаю его стихи.

Возможно, подобные чувства испытывают многие люди, живущие в этом районе Москвы и сейчас.

Фотография 2013 года, перекресток Спартаковской и Нижней Красносельской улиц.


Из истории семьи Пушкиных.

Несколько слов о родственниках, окружавших Александра.


Со слов сестры поэта Ольги Павлищевой: «Отец его Сергей Львович, о родителях которого сам поэт наш говорит в своих сочинениях, был нрава пылкого и до крайности раздражительного, так что при малейшем неудовольствии, возбужденном жалобою гувернера или гувернантки, он выходил из себя, отчего дети больше боялись его, чем любили. Мать, напротив, при все живости характера умела владеть собою; всегда веселая и беззаботная, с прекрасною наружностью креолки, как ее называли, она любила свет. Сергей Львович умел оживлять неистощимою любезностью и тонкими остротами, изливавшимися потоком французских каламбуров. Многие из его каламбуров передавались в обществе, как образчики необыкновенного остроумия.

– В чем сходство между солнцем и вами, господин Пушкин?

– В том, что нельзя без гримасы разглядывать нас обоих.


Из воспоминаний сына сестры поэта Л. Павлищева: «Никогда не выходя из себя,

не возвышая голоса, Надежда Осиповна (мать Александра Пушкина) умела дуться

по дням, месяцам и даже годам. Так, рассердясь за что-то на Александра Сергеевича, которому в детстве доставалось от нее гораздо больше, чем другим детям, она играла с ним в молчанку круглый год, проживая под одною кровлею; оттого дети, предпочитая взбалмошные выходки и острастки Сергея Львовича игре в молчанку Надежды Осиповны, боялись ее несравненно более, чем отца.

Не могу не упомянуть кстати, со слов моей матери, о наказаниях, придуманных Надеждой Осиповной для Александра Сергеевича, чтоб отучить его в детстве от двух привычек: тереть свои ладони одна о другую и терять носовые платки; для искоренения первой из этих привычек она завязывала ему руки назад на целый день, поморив голодом; для искоренения же второй – прибегала к следующему: «жалую тебя моим бессменным адъютантом», – сказала она Пушкину, подавая ему курточку. На курточке красовался пришитый, в виде аксельбанта, носовой платок. Аксельбанты менялись

в неделю два раза; при аксельбантах она заставляла его к гостям выходить.


Замечательна по своему влиянию на детство и первое воспитание Александра Сергеевича… была бабушка Марья Алексеевна. Происходя по матери из рода Ржевских. Она дорожила этим родством и часто любила вспоминать былые времена…

Вышедшая замуж за Осипа Абрамовича Ганнибала, она имела от него единственную дочь Надежду, мать Александра Сергеевича, и года через два после замужества была им брошена. Этот меньший сын негра, известного Абрама Петровича Ганнибала, крестника и любимца Петра Великого, о происхождении которого и Александр Сергеевич поминает в своих сочинениях, не отличался ни усердием к службе,

как флотский офицер, ни правилами строгой нравственности. Велев жене просто убираться из дому, он оставил дочь у себя и сам тайно женился на Устинье Ермолаевне Толстой.

…По суду, утвержденному императрицею Екатериной в Царском Селе, незаконный брак Осипа Абрамовича был расторгнут, малолетняя дочь Надежда Осиповна выдана матери, с назначением ей в приданое села Кобрина, а сам он сослан на житье в свое село Михайловское. Там он жил безвыездно до самой смерти, последовавшей в 1806 году…

Марья Алексеевна была ума светлого и по своему времени образованного: говорила

и писала прекрасным русским языком, которым так восхищался друг Александра Сергеевича барон Дельвиг.


«В 1809 или 1810 году Пушкины жили где-то за Разгуляем, у Елохова моста, нанимали им просторный и поместительный дом,… думается у Бутурлиных… Пушкины жили весело и открыто, и всем домом заведовала больше старуха Ганнибал, очень умная, дельная и рассудительная женщина; она умела дом вести, как следует, и она также больше занималась и детьми: принимала к ним мамзелей и учителей и сама учила». – вспоминает Елизавета Янькова, которая была знакома с бабушкой Пушкина, Марией Ганнибал, видела поэта в годы его детства в Москве.

«В 9 лет Александр уже читал в отцовской библиотеке классиков французских

и философов 18 века. Страсть к чтению развивали в нем и сестре сами родители,

читая им вслух занимательные книги. Отец в особенности мастерски читал им Мольера.

Сергей Львович, отец, был в приятельских отношениях с Карамзиным и Дмитриевым

и сам, по тогдашнему обычаю, получил если не ученое, то, по крайней мере, литературное образование. Дядя Александра, Василий Львович, сам был поэт, или, пожалуй, любезный стихотворец» – писал Петр Вяземский – поэт, литературный критик и друг Пушкина.


Как указано на мемориальной доске дома 36 по улице Старая Басманная,

за Елоховским собором, «Александр Сергеевич Пушкин бывал в этом доме

у своего дяди – поэта В. Л. Пушкина». Дядя жил в этом доме с 1824 года. Дядя был

для Александра первым литературным наставником.


Василий Львович в 1803 году после тяжелого развода с женой ездил за границу: Берлин, Париж, Лондон, где приобретал книги античных французских и английских авторов. Также знакомил иностранцев с русской поэзией и перевел на французский несколько старинных песен. После возвращения стал часто бывать на вечерах

у директора Московского университета И.П. Тургенева в Петроверигском переулке,

где встречался с Жуковским, Карамзиным, Батюшковым. Стихотворные способности

В. Л. Пушкина были разнообразны. Он печатается в журнале «Вестник Европы» и др.

Дядя радовался поэтическим способностям своего племянника: «Я рад и тому,

что Александровы стихи не пахнут латынью и не носят на себе ни одного пятнышка семинарского…» Он не мог себе представить, что Александр когда-нибудь превзойдет его самого.

В 1811 году Василий Львович собирается в Петербург и берет с собой двенадцатилетнего племянника для возможного определения в Царскосельский лицей – новое учебное заведение «исключительно для юношества благородного происхождения, предназначенного к важным частям службы государственной».

Александр Пушкин выдержал экзамены с оценками «хорошо», «очень хорошо», «имеет сведения» и, к радости дяди, стал воспитанником лицея, торжественно открытого

19 октября 1811 года.


О своем детстве Пушкин написал в стихотворении «Сон»:

«Я сам не рад болтливости своей,

Но детских лет люблю воспоминанье.

Ах! Умолчу ль о мамушке моей,

О прелести таинственных ночей,

Когда в чепце, в старинном одеянье,

Она, духов молитвой уклоня,

С усердием перекрестит меня

И шепотом рассказывать мне станет

О мертвецах, о подвигах Бовы…

От ужаса не шелохнусь бывало,

Едва дыша, прижмусь под одеяло,

Не чувствуя ни ног, ни головы».


#Пушкин #Pushkin #poet #greatpoet #великийпоэт #детствоПушкина #богоявленскийсобор #воспоминаниясовременниковПушкина #родственникиПушкина #моивоспоминания #москва #reisende4art

#сидимдома


©2020 reisende4

  • Facebook
  • Twitter
  • Instagram